поисковый портал         e-mail: borovsk-1941@yandex.ru
Главное меню
Кто освобождал Балабаново?

Сергей Глухарёв
опубликовано в газете "Балабаново" 30 января 2013 года
(в ред. от 23.12.2017)

28 декабря 1941 года об освобождении Балабаново в штаб Западного фронта одновременно доложила и 33-я армия, и 43-я армия. Кто был первым? Вопрос для военных носил принципиальный характер. В каждом воинском формировании велся учет освобожденных населенных пунктов, воинских трофеев. Всё это учитывалось при награждении личного состава, присвоении гвардейских званий.

Расследование по данному факту проводил начальник Особого отдела НКВД Западного фронта комиссар Госбезопасности 3-го ранга Белянов. Александр Михайлович Белянов хорошо знал Балабаново, так как ещё в октябре 1941 г. руководил перебазированием всех тыловых частей из Боровского района в Наро-Фоминск. По результатам его расследования на стол Жукову лег доклад с формулировкой: «ст. Балабаново была занята 28 декабря 1941 года Особым полком Западного фронта, временно входившим в состав 5 ВДК 43 армии. Подразделение 129 стрелкового полка 33 армии вступило на ст. Балабаново, когда последняя была уже занята».

Комиссар Белянов совершенно верно установил первичность занятия Балабаново воинской частью, входящей в состав 43-й армии. Но он допустил две ошибки, вернее применил некоторую некорректность формулировок. Во-первых, полк из состава 43-й армии имел штатное наименование «Отдельный стрелковый полк Западного фронта», а не «Особый полк Западного фронта», как написано в докладе. Учитывая специфику решаемых задач, полк действительно иногда называли особым. Тогда на это никто не обратил внимания, так как понимали о какой воинской части идёт речь. Однако, для современных исследователей, а тем более для тех, кто занимается установлением солдатских судеб и поиском пропавших без вести это достаточно важный факт. Дело в том, что в это же самое время и также в районе Балабаново действовал другой полк, имеющий похожее штатное наименование – «Особый армейский стрелковый полк 43-й армии». Это полк подполковника Ермоленко Конона Степановича. В документах его чаще называют «Сводный стрелковый полк». Полк Ермоленко 22 декабре 1941 г. был выведен из состава того же 5-го воздушно-десантного корпуса и придан 93-й стрелковой дивизии. 26 декабря вместе с 93-й дивизией он был включен в состав 33-й армии и принимал самое непосредственное участие в освобождении Боровского района.

Отдельный стрелковый полк Западного фронта формировался в Подмосковье осенью 1941 г. Основное назначение полка - прорыв особо прочной обороны противника и проведение глубоких рейдов по вражеской территории. Руководил формированием полка легендарный майор Никон Федорович Шевцов, известный своими совершенно нестандартными подходами к ведению боя и награжденный к этому времени орденами Ленина и Красное Знамя. Своего заместителя Шевцов нашел под стать себе – войскового разведчика Героя Советского Союза Петра Тихоновича Михалицына. Майор Михалицын получил свою награду ещё во время финской кампании 1939 года за дерзкие рейды в тыл врага. Личный состав подбирался из имеющих боевой опыт солдат и офицеров.

16 ноября 1941 г. полк Шевцова был включен в боевой состав Красной армии. 20 декабря 1941 г. его ввели в 43-й армию на усиление 5-го воздушно-десантного корпуса. На следующий день командующий 43-й армией генерал Голубев усилил полк Шевцова пулеметной ротой 298-го батальона, противотанковой батареей и для поддержки наступательного боя выделил 998-й артиллерийский полк РГК.

Вторая неточность доклада комиссара Белянова - применение словосочетания «временно входившим в состав 5 ВДК 43 армии». Изменение состава общевойсковой армии, вхождение или выход из неё обычная практика для общевойсковой армии как оперативного войскового объединения не имеющего постоянной штатной структуры. Поэтому употреблять термин «временно» - некорректно.   Полк Шевцова был включен в состав ударной группы 43-й армии для усиления действий 5-го воздушно-десантного корпуса (вместо вышедшего из состава корпуса пехотного полка Ермоленко) и находился в составе 43-й армии до своей трагической гибели.

Как представляется, направив для разбора дела не офицера штаба фронта, а столь высокопоставленного сотрудника НКВД (комиссар 3-го ранга примерно соответствовал званию генерал-лейтенант), Жукова всё-таки интересовало не первичность занятия населенного пункта той или иной частью, а объективность этих докладов. Дело в том, что незадолго до этого, 20 декабря, Военным Советом 43-й армии была получена телеграмма. Процитирую её полностью по книге Игоря Красильникова. «Завтра 21 декабря день рождения товарища Сталина. Постарайтесь ознаменовать захватом Балабанова для включения в боевое донесение товарищу Сталину. Об исполнении сообщите не позже 19 часов. Жуков, Булганин». Военный Совет 43-й армии сразу же поставил задачу командиру и комиссару 93-й стрелковой дивизии: «Военный Совет армии уверен, что 93 СД приложит все свои усилия, чтобы эту задачу блестяще выполнить и Балабаново освободить от фашистских гадов. Об исполнении донести в штаб армии в 18.00 21.12.41».

«Просьба» Жукова и Булганина в срок исполнена не была. Через несколько дней командир 51-го стрелкового полка 93-й стрелковой дивизии полковник Горинов Андриан Иванович был арестован, лишен наград, звания и осужден военным трибуналом на 10 лет. Формальным поводом послужил как будто бы обман в докладе об освобождении д. Аристово. Но вскоре полковник Горинов был оправдан, с него снята судимость и в августе 1942 г. вновь назначен на командную должность.

За день до освобождения Балабаново Жуков издал приказ. Вот выдержка из него: «Отмечаются случаи, когда некоторые командиры и их штабы без правдивого освещения боевых событий и характера действий войск на фронте, не зная действительного положения, сознательно доносят заведомо ложные сведения, искажающие действительное положение и действительную обстановку…Лиц начальствующего состава, представляющих заведомо ложные донесения, привлекать к строжайшей ответственности, вплоть до предания суду». Явных нарушений в докладах по освобождению Балабаново комиссия НКВД не выявила.

За бои на подступах к Балабаново и его освобождение по представлению командира 5-го воздушно-десантного корпуса полковника Степана Савельевича Гурьева были награждены 33 солдата и офицера полка Шевцова. Командир роты отдельного стрелкового полка старший лейтенант Парсегов Георгий Владимирович был удостоен высшей награды - ордена Ленина. Хотелось бы привести полностью описание его подвига из наградного листа: «Парсегов со своей ротой прорвал оборону противника, захватил д. Окатово и вышел в тыл немцев. Развивая успех, он подчинил себе ещё две роты и напал на движущуюся колонну противника. В завязавшемся бою было убито до 140 фашистов. Уничтожил несколько дзотов, захватил 13 пушек, 2 миномета, 130 ручных пулеметов, 10 автоматов, 50 лошадей и ряд другого вооружения и снаряжения. В этой операции была разгромлена группа 19 полка немецкой армии. Командира этого полка убил лично тов. Парсегов. 28 декабря тов. Парсегов, получив приказание командира полка, повел в атаку две роты на западную окраину ст. Балабаново. В этом бою уничтожено 50 фашистов».

По разному сложилась боевая судьба солдат и офицеров полка Шевцова. 14 января 1941 г. в Медынском районе вместе с большей частью полка погиб сам Никон Федорович. За героизм и мужество в боях с немецким фашизмом и в первую очередь за освобождение Балабаново майор Шевцов был награжден третьим орденом - Красное Знамя. Его именем названа улица в Медыни.

В связи с большими потерями полк был выведен в резерв и 25 февраля 1941 г. оставшихся в живых включили в 17-ю стрелковую дивизию 43-й армии.

Заместитель Шевцова, Пётр Тихонович Михалицын, за бои по освобождению Балабаново также был награжден орденом Красной Звезды. Продолжил воевать, стал героем Сталинградской битвы и боёв за Орёл. К Звезде Героя прибавились два ордена Ленина, 4 ордена Красного знамени, орден Суворова, орден Кутузова, 3 ордена Красной Звезды, польский крест за храбрость, американский орден Почетного легиона. Командовал дивизией. С 1956 года генерал-лейтенант Михалицын находился в отставке, жил в Волгограде. Умер 11 февраля 1961 года. Именем комдива Михалицына названы улицы в Орле, Мамоново Калининградской области, а так же на родине Петра Тихоновича в селе Боровка Котельничского района.

Боевые товарищи майора Шевцова, павшие при освобождении Балабанова, покоятся в братской могиле у школы искусств. К сожалению, большинство - как неизвестные. По результатам поиска удалось установить лишь несколько фамилий. Это офицеры отдельного стрелкового полка Западного фронта: Мокренко Дмитрий Емельянович, 1915 г.р., старший лейтенант, командир конного взвода (фамилия на захоронение не внесена); Ищенко Арсентий Тарасович, 1918 г.р., лейтенант, командир стрелковой роты (фамилия на захоронение не внесена); Леганин Николай Иванович, 1922 г.р., командир стрелкового взвода.

В соответствии с Законом РФ от 14 января 1993 г. N 4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества», героические действия солдат и офицеров полка майора Никона Федоровича Шевцова в боях при освобождении Балабанова заслуживают внесения наименования «Отдельного стрелкового полка Западного фронта» на памятные плиты мемориала «Вечный огонь» города Балабаново.